Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Объеденный альянс Деревни "Аниме"

22:33 

Purple

$ Keko - san $
Когда я хорошая, я очень-очень хорошая, но когда я плохая, я еще лучше!(с)Я создана из ласки, слёз, любви и ненависти, счастья и печали, из боли и блаженства, из крика и улыбки…(с)
Название: Purple
Автор: kodak-85
Переводчик: NirvanaMerilina
Бета: Ellfella
Фендом: Наруто
Дисклеймер: Кишимото
Пейринг: Саске|Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: АУ, ангст, романтика
Варнинг: изнасилование
Состояние: закончен, перевод в процессе
Размещение: разрешение на перевод получено; с этой шапкой везде
Саммари: Сложно спасать жизни других людей, когда ты так занят спасением своей.
www.fanfiction.net/s/4572273/1/

*Примечание переводчика: Спасибо всем, кто читает Purple! Очень приятно, что наш совместный с Ellfelloй труд ценят!
Приятного прочтения))

Фиолетовый
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p149771759.htm#mo...
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p150819614.htm#mo...
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p151488959.htm#mo...
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p151807598.htm
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p152305808.htm
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p153700673.htm#mo...
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p154230050.htm
www.diary.ru/~NirvanaMerilina/p156270866.htm

--

Нет, правда, Киба не знал, что и думать, выйдя от Наруто и возвращаясь к себе в комнату.

Он только что закончил утреннюю пробежку (надо же было такому случиться, что из всех людей он встретил там именно Саске), быстро ополоснулся, смыв с кожи пот. Саске сказал, что после пойдет завтракать. Он пообещал разбудить Наруто и спросить, сможет ли тот присоединиться к ним.

- Между вами теперь все нормально? – спросил Киба по пути в общежитие.

- Да, все отлично, - ответил Саске. – Просто небольшое недоразумение.

Не такое уж «небольшое», на взгляд Кибы, но он решил пропустить это мимо ушей, тупо уставившись на спину Саске, который начал подниматься по ступенькам, направляясь в их с Наруто комнату.

Сейчас Киба снова стоял перед их дверью, опять не зная, что и думать, так как за ней слышалось тяжелое дыхание, грохот – что-то упало и наверняка разбилось, - крики и стоны, вызванные болью. Несколько секунд он решал, стоит ему вмешиваться или нет. Потом опять прокрутил в мозгу утреннюю сцену с Саске, смотревшим ему прямо в глаза и заверявшим, что стычка была лишь недоразумением.

Саске не был похож на лжеца, да и Киба считал, что неплохо разбирается в характерах людей. Даже Шино сказал ему вечером, что Саске никогда не лгал. И если отбросить возникшую заварушку, Наруто и Саске довольно-таки неплохо относились друг к другу. Конечно, Наруто вспыльчив, и не всегда может сдержать эмоции, но после он чуть ли прощения за это не просит. То же можно было сказать и о Саске, но вот его глаза говорили о том, что он хочет чего-то большего, и Киба совсем не хотел знать, чего именно.

- Ай! Ты чертов урод, я прибью тебя!

- Хн!

Киба вздохнул, замешкался на несколько секунд, подумал о том, что бы сделал Наруто, будь он на его месте... И решил оставить их в покое, возвращаясь обратно к себе в комнату этажом ниже, по пути думая, что, если ему уж так захочется компании, он всегда может взять с собой в кафетерий Шино.

--

- Арр, оставь меня в покое.

- Нет.

- ОТЦЕПИСЬ ОТ МЕНЯ!

- Нет. Даже не подумаю, пока ты не пообещаешь, что мизерная частица здравого смысла, которая, я верю, есть где-то в твоем крошечном мозгу, вернется к тебе.

- Ублюдок!

Саске пригвоздил Наруто к полу, точно так же, как тогда. Наруто чувствовал, брюнет отлично об этом знает, и его еще больше бесило то, что Саске усилил хватку, удерживая запястья своего соседа по комнате. Локти бесполезно ударялись о пол, блондин тщетно пытался освободить руки, его первая бестолковая попытка сбросить парня с себя стала и последней; столкновение бедер было слишком интимным и не стоило бесполезных попыток вырваться.

- Чего тебе от меня надо? – Не выдержал Наруто, хоть и не был уверен в том, что хочет услышать ответ.

Саске нахмурился. Он немного изменил позу, чтобы было удобней сидеть на ногах Наруто, прежде чем спросил:
- Ирука помнит меня?

- Конечно, ты чем слушал?

- Ты ему ту же сказку рассказал, что и мне?

- Сказку? – эхом отозвался Наруто немного озадаченно, прежде чем зло продолжить: – Какого черта я буду выдумывать…

Саске фыркнул.
- Заткнись, - приказал он, и Наруто невольно замолчал, устремив взгляд на губы Саске. Наруто осознал, что, если он сейчас закроет глаза, то сможет вспомнить их вкус. Даже когда он просто смотрел на Саске, он вспоминал свои ощущения, чистый голод, разрывающий его на части, поглощающий его полностью, без остатка.

- Я отпущу, если ты ответишь на один вопрос.

- Да я без понятия, где ты оставил свой мозг, урод. Наверное, еще в детском саду на площадке.

Саске припечатал его взглядом.
- Причем скажешь правду.

Наруто закатил глаза.
- Чего тебе?

Саске даже не утруждался закатыванием глаз, он крепче сжал его запястья, поднял их над головой блондина.
- Эй! – и перехватил их одной рукой, крепко удерживая. Свободной рукой он прикоснулся к щеке Наруто. Тот попытался увернуться, но рука была слишком настойчивой, настолько, что могли остаться синяки. Когда Наруто уже не мог шевелить головой, давление руки ослабло, пальцы осторожно проследили каждую линию пореза.

- Это не татуировки, - пробормотал Саске, не отводя взгляда от шрамов, тогда как голубые глаза не отрываясь смотрели на него. – Расскажи, откуда они.

Сложно сказать, что раздражало Наруто больше: то, что это звучало больше как приказ, а не вопрос, или то, что Саске продолжал пытаться выставить все… произошедшее в выгодном для него свете.
- Я получил их после того, как ты вырубил меня.

Саске бросил на него недовольный взгляд.
- Вырубил тебя?

Наруто закатил глаза.
- Вырубился, потерял сознание, какая к черту разница.

- Большая.

- Ты вырезал их на моем лице ножом, размером не меньше, чем у мясника.

- У меня в жизни не было такого ножа.

- Был! Или столовым ножом, каким-то ножом…

- Только подумать, ты даже не можешь придерживаться одного варианта своей истории.

- Ты вырезал их у меня на лице, пока я спал!

- Постой, ты же вроде потерял сознание. Из тебя хреновый рассказчик.

- Заткнись, замолчи, чертов урод!

Они говорили, лица – в нескольких сантиметрах друг от друга, и, хотя Наруто знал, что его голос громче, он все равно звучал как из-под воды. Его все больше и больше беспокоило то, что Саске действительно верил в свою версию случившегося, это было больше, чем просто злая шутка, это граничило с безумием. Это сбивало Наруто с толку, и, как и несколько лет назад, его реакции замедлились, он больше не мог найти выход из положения.

Саске несколько минут подождал, пока его пленник не успокоится, прежде чем спросить:
- Полиция поймала людей сделавших это с тобой? – Он поглаживал его щеку теплыми кончиками пальцев, и Наруто не увернулся от руки, так как это нанесло бы удар по его самолюбию. – Или ты их сам сделал, чтобы твоя история была более правдоподобной?

Он был напряжен до предела.
«Не знаю, что сделало его таким конченым придурком, но человек, сделавший это, сейчас удерживает мои руки, тогда как лучше места, чем психушка подальше отсюда, для него не днем с огнем не сыщешь».

Они молча уставились друг на друга. Наруто чувствовал, что руки немеют, и, прежде чем их начало неприятно покалывать, он дважды дернулся, пытаясь высвободить запястья. Саске уступил, разжимая пальцы, но не слез с него. Наруто не пытался сбросить брюнета с себя, хотя по его глазам было видно – одно движение, и Саске несдобровать. Он вспомнил сцену на своей кровати, и тело непроизвольно напряглось.

- Ты сам сделал их себе? – пробормотал Саске. – Ладно, неважно, кто именно их сделал. Я хочу знать… был ли это ты?

Не отводя взгляда, Наруто медленно, по слогам, почти скрипя зубами, произнес:
- Ты. Сам. Знаешь.

Прошло несколько секунд; в глазах Саске читалось разочарование.
- Че, - фыркнул он, наконец, вставая с него. – Неважно, добе. – Он протянул ему руку, которую блондин проигнорировал. Он сам встал с пола, отступая назад на несколько шагов под скептическим, озадаченным взглядом.

- Пойду, позавтракаю.

- Отлично. Убирайся.

Сцепив зубы, недовольный таким исходом Саске все же сдержался. Вместо этого он вылетел из комнаты, не сказав больше ни слова, а Наруто оставалось лишь стоять и смотреть на закрытую дверь. Боль отразилась на его лице, из-за стресса и смятения плечи сами по себе опустились, и зародившаяся вина неприятной тяжестью отдавала в желудке. Она осталась и на следующий день, и через день, и через неделю. Даже когда начались пары, поглотившие большую часть его времени и внимания; и сны не улучшали ситуацию, преследуя его воспоминаниями с давно забытыми деталями, наполненными теплом и такой нужной ему близостью; все это складывалось вместе, как кусочки паззла.

Темные глаза Саске с непонятным сильным чувством в них отражались в каждой зеркальной поверхности, виделись в страницах книг. Воспоминания, как знакомые, так и новые, встречались на каждом углу, везде, куда бы ни зашел Наруто. Каждый новый знакомый или новоиспеченный друг так же плохо вписывался в общую картину, как и его воспоминания.

У Наруто было такое ощущение, что частичка его, вся в крови, все еще спит где-то далеко-далеко, в комнате в тысяче километров отсюда.

--

Вечером, две недели спустя, когда Наруто вошел в комнату с сумкой, болтающейся и на каждом шагу ударяющей его по бедру, Саске уже был там. Это успело войти в привычку. Они не здоровались, хотя Саске по его приходе всегда бросал на него взгляд, прежде чем вернуться к своему занятию. С одной стороны, удобная договоренность, с другой – не очень, взаимно принятое решение о негласном перемирии. Брюнет сидел на кровати, скрестив ноги, читая пометки, написанные быстрым мелким почерком, одна рука листала страницы, вторая копалась в чем-то красном, и, судя по всему, твердом, лежащем рядом на тарелке, пальцы добывали оттуда небольшие зернышки, похожие на пшеницу, но только красные. Наруто молча прошел к своему столу и уголком глаз заметил, как Саске с дотошной аккуратностью выплюнул обратно на тарелку три белых косточки.

Блондин включил ноут, но любопытство все так же поедало его изнутри. Он был прямолинейным человеком, (ха) и когда у него возникал вопрос вроде «Что за хрень ты там ешь?» – он просто не мог не спросить. Он минут десять сдерживал свое любопытство, но в конечном итоге осторожное постукивание зерен о тарелку довело его, и сдержанность полетела к чертям.

- Чтотытамешь? - спросил он, слова и рядом не стояли с английским или любым другим языком. Они были произнесены довольно тихо; любые надежды Наруто на то, что, может, Саске перепутает их с каким-то странным кашлем, испарились, когда темные глаза встретились с голубыми и рука застыла на полпути к тарелке.

- Что? – переспросил он, бровь взлетела вверх, и он немного нахмурился.

Наруто сердито посмотрел на него.
- Не надо мне грубить.

- Не надо говорить какой-то бред; я уже отлично разговариваю на английском. – Удар сердца. – И я не грубил. Я спросил, чего ты хочешь.

Проглотив слова, уже готовые было сорваться с языка, - «Неважно», Наруто повторил медленнее.
- Я спросил, что ты ешь. Ублюдок, - он добавил последнее слово, чтобы фраза звучала достаточно грубо.

Саске поднял наполовину съеденную часть какого-то твердого фрукта, показывая ее и то, что было внутри. Внутренность напоминала стручок с кучей рядов зерен, окутанных рыхлой желтоватой паутиной. Крошечные алые зерна выстроились вдоль кожуры, сверкая, как рубины.

- Это китайка (гранат), - объяснил Саске и протянул фрукт своему соседу.
- Хочешь попробовать?

«Да».
- Нет, спасибо.

Саске фыркнул.
- Хм… он не опасен.

«Да я боюсь не фрукта, придурок».
- Нет, не хочу, - повторил Наруто. – Ешь сам свой мерзкий фрукт.

- Хоть попробуй, трусишка. Хуже от этого не станет. – Саске вытянул руку в направлении Наруто и легко бросил ему фрукт. Тот поймал его одной рукой, осторожно держа, словно это был граната. Саске вздохнул. – Он не отравлен.

Наруто недоверчиво нахмурился.
- Похоже, он горький. Так?

- Как что-то вообще может выглядеть горьким? Просто попробуй, придурок.

Закатив глаза, Наруто достал три темно-красных зерна, при этом маленькая красная капля осталась на пальце.

- Смотри, не запачкай кровать, - предупредил Саске, отложив свой конспект, локтем опираясь о коленку и подпирая голову рукой; на его лице появилась ухмылка. – Пятна в жизни не отстираешь.

Долю секунды Наруто сомневался, и только потом засунул зерна в рот. Он потрогал их языком, - никакого вкуса, пока не прикусил одну. Она взорвалась внутри рта, и вкус напомнил ему клюкву. «Даже рядом не так сладко как пирог, но тоже вкусно», - он прикусил оставшиеся два зернышка.

- Неплохо, - признал Наруто, бросая фрукт Саске, прежде чем выплюнуть зерна в небольшое мусорное ведро, стоящее недалеко от него, и довольно подметить, что попал в цель. – Хотя я думал, ты не любишь сладкое.

Саске пожал плечами, отрывая зернышко от кожуры и засовывая его в рот.
- Нет, не люблю, ты прав, - согласился он. – Но китайка мне нравится.

- Как и содовая с апельсиновым вкусом, - добавил Наруто, поморщившись.
Он что, правда, это сказал? У них же, вроде, была договоренность, точнее, у него, - не упоминать о произошедшем.

Но ухмылка Саске лишь стала шире, и Наруто подавил растущее негодование.
- Да, - он практически промурлыкал. - И апельсиновая содовая.

Наруто продолжил игнорировать парня, запуская браузер ноута, неподключенного к сети. Комната на полчаса погрузилась в тишину, за исключением клацанья клавиатуры, листания страниц и редких звуков от падающих зерен, которые Саске выплевывал на тарелку. Когда небольшие часы показали 1:31, Саске зашевелился. У брюнета была пара в два часа, Наруто знал это после двух прошедших недель тщательного наблюдения.

Наруто проигнорировал, когда он встал с кровати, положив в мини-холодильник то, что осталось от граната. Он продолжал смотреть на экран, правда, не на сам текст, а на отражение парня в нем. Брюнет исчез из поля зрения, и Наруто застыл, почувствовав, что он стоит совсем рядом с ним; он опять не мог и пальцем пошевелить, предыдущей беспечности как не бывало, она сменилась тошнотворным ужасом.

Тихий звук.

Наруто непонимающе моргнул, дверь за Саске захлопнулась, а он уставился на небольшую часть китайки, которую брюнет оставил на его столе.

--

Так продолжалось неделями, и эти недели перетекали одна в другую, пока листья не пожелтели и не наступила осень. На спокойной чистой поверхности его памяти появились новые отражения, сплетающиеся в нити, вызывающие колебания; каждое новое воспоминание, новый сон пускали рябь, как капельки дождя на воде.

Месяц назад приезжал Ирука; ему повезло, что Саске выбрал именно тот день для отсутствия. Наруто провел ему экскурсию, представил Кибе, Шино, Шикамару, Сакуре, Ли, каждому, кого он считал своим другом. Показал учебные аудитории, уже с немного натянутой улыбкой, надеясь, что этого хватит. И на тот момент этого было достаточно для Ируки.

- Береги себя, хорошо? – практически приказал Ирука уже перед самим отъездом; в его взгляде явно читалось: «Ты же обманываешь меня». То, как он обнял Наруто, прежде чем сесть в машину, свидетельствовало, что у Наруто был выход, и то, как Ирука замешкался, прежде чем захлопнуть дверь, говорило, что блондин мог бросить все, и на него не посмотрят косо. Ведь то, что так беспокоило его, было важно, и, если он хотел все это забыть, нужно просто сесть в машину вместе с Ирукой, и он будет дома.

Но он не мог. Он каждый день боролся с этим желанием. На одной чаше весов лежали страх и трусость, на другой – его гордость и комплекс неполноценности, который был больше, чем все западное побережье. Наруто просто не мог уехать, не тогда, когда человек, который важен для него, хоть и сделал столько плохого в его жизни, продолжал смотреть на него свысока, с жалостью в глазах и таким горьким разочарованием, что блондин каждый раз готов был сдаться. Когда они находились в одной комнате, извинения уже готовы были сорваться с языка. Среди ночи он больше не слышал всхлипов Саске, но ему не нравилось то, как все шло, уж лучше бы он засыпал под сдавленные всхлипы, чем в угнетающей тишине. Все равно что на кладбище; разорвать тишину – грех само по себе, но никакого количества света или веселой музыки не хватит, чтобы хоть как-то улучшить обстановку в комнате.

Ко всему списку причин, почему Наруто не мог сдаться и перевестись в другой универ, добавилась еще одна. У него закралась мысль, что он понемножку начинал сходить с ума.

В течение семи долгих лет его преследовали жуткие темно-фиолетовые кошмары, стоило только закрыть глаза. Тот самый вечер повторялся снова и снова, его тошнило от всего случившегося. И иногда его действительно выворачивало, он моргал, прогоняя сон, перегнувшись через кровать, остатки еды красовались на полу, глаза слезились от отвратительного запаха, сон становился еще реальней.

Он все еще чувствовал прикосновение его пальцев. Каждая тень на его коже казалась отпечатком пальцев. Раны затянулись спустя месяц, порезы на щеках стали красными броскими шрамами, небольшая припухлость осталась, как свидетельство недавних событий, и было больно даже смотреть на себя, настолько, что он начал мыться и чистить зубы в темноте. Спустя год он продолжал маскировать их тоналкой, просто чтоб они выглядели немного светлее, но все равно чувствовал их с каждым движением мышц лица, а при виде острого предмета щеки начинало покалывать.

Иногда ему становилось плохо и от этого.

Но он не желал признавать это.

От таких мыслей его просто выворачивало во время первых двух-трех недель, проведенных в студгородке. Сейчас осталась лишь постоянная тупая боль, которой не помогал даже аспирин, сколько бы он не принимал.

Наруто стоял в очереди в магазин при университете; руки в карманах ветровки. Время от времени он становился на цыпочки от нетерпения. Их профессор сообщил, что книга, по которой они проходили курс, устарела, и что на неделе в книжный отдел магазина привезут новую партию. Когда он подошел к продавцу и спросил об этой книге, в ответ тот только поморщился, - плохой знак.

- Вчера мы получили десятки запросов на эту книгу, - ответил он блондину. – К сожалению, два дня назад мы получили лишь небольшую поставку этих книг и уже все распродали.

Наруто осталось только вздохнуть. Да, ему здесь постоянно везло.
- Скажите, когда будет новая поставка?

- На данный момент мы отправили заказ на следующую поставку книг. Если хотите, я запишу вас в список.

- Да, конечно…

Парой минут позже, после того, как Наруто купил бутылку кока-колы (не зря же он простоял пятнадцать минут в очереди), он вышел на улицу. Было воскресенье, много народа уехало домой на выходные. Наруто вздохнул, прослеживая взглядом облако пара, тающее в воздухе, прежде чем оно полностью растворилось. Саске никогда не уезжал на выходные, так что возвращаться в общежитие не стоило. Его друзья учились или разъехались по домам, из-за чего ему больше ничего не оставалось, как пойти в библиотеку. Скучно.

«Возможно, найду материал для своей работы по этике», - подумал Наруто, идя в направлении, противоположном общежитию, в сторону библиотеки. В последнее время он зачастил туда. Нет, его устраивало работать за ноутом. Его не устраивало присутствие Саске.

Он неосознанно направлялся в сторону общежития, когда решил пойти в библиотеку, и, когда он еще раз проходил мимо двери магазина, кое-что привлекло его внимание. Незнакомый мужчина прислонился к зданию у самой двери; в одной руке он держал книгу и читал ее, другая протягивала еще одну, закрытую – для Наруто.

Бровь Наруто поползла вверх. Он с опаской подошел к незнакомцу. Тот лишь помахал ему книгой.

- Бери, - сказал он, не отрывая глаз от страницы. – Мне приходится покупать каждое новое издание с каждым новым выпуском, вот только я никогда их не читаю. Так что бери, - повторил он. И Наруто взял, секунду подержав ее в руках, прежде чем положить в сумку через плечо.

- Вы точно не против?

- Абсолютно, - пробубнил мужчина. – Она мне не понадобится. Я следую своим инстинктам.

Уголок губ дрогнул. Преподаватель, который не считается с книгами... наверное, он профессор.

Во всяком случае, он так выглядел. Деловой костюм, кейс с ноутом через плечо. Похоже, ему было около сорока, об этом свидетельствовали седые волосы. Но странным в нем было не это и даже не его чудаковатые манеры, а повязка на левом глазу и то, что он явно читал порнушку.

- Вы ведь профессор, так? Преподаете здесь? – спросил Наруто.

Мужчина хмыкнул в ответ.
- А ты сам?

- Э, нет, я студент.

- А. Ясненько.

Он больше ничего не сказал Наруто, никак не реагируя на него и при этом чувствуя себя абсолютно свободно, тогда как блондин не знал, что и делать в повисшей тишине.

- Так, э… что вы преподаете? – спросил Наруто, чувствуя, что нужно как-то заполнить эту тишину. Он открыл крышку кока-колы, делая большой глоток, чтобы смочить горло.

- Психологию.

- Вот как? Я проходил несколько курсов по психологии в выпускном классе.

- Правда? – пробормотал Какаши. Похоже, книга поглотила его целиком и полностью, так как он уделял минимум внимания своему собеседнику.

- Да. Не знал, что они преподают психологию в медуниверситете.

- Это один из профилирующих предметов, - сообщил Какаши. – Подожди немного. Скорей всего, в ближайшее время у вас будет лекция со мной или с профессором Филипсом.

Наруто кивнул, не зная, что еще сказать. Благодаря этому мужчине он не потратит 100 долларов на книгу. Он чувствовал, что обязан ему. Может, купить ему кофе? Или просто поболтать?..
Но все, что нужно было Какаши в тот момент, - читать самую неподходящую книгу в самом неподходящем месте.

Наруто уже начал придумывать, как попрощаться, чтобы не показаться слишком надоедливым, когда ему в голову пришла хорошая мысль.

«…мозг, в общем-то, имеет возможности фотошопа, но круче».

«Интересно… что, если…

…если это касается и памяти?»

- Профессор К…

- Просто Какаши.

- А… ладно. Ам, Какаши, меня уже какое-то время беспокоит один вопрос, и вы, возможно, могли бы помочь найти ответ.

- Не думаю, Наруто. Мы с тобой та еще парочка.

- Поэтому я сказал «возможно»! – вырвалось у Наруто, улыбка расползлась по его лицу. Единственный глаз Какаши смеялся. – И откуда вы знаете мое имя?

- Откуда я знал, что тебе нужна книга?

- Ясновидящий?

Теперь он точно улыбался.
- Я услышал его в магазине.

- А. Ну ладно. Все же у меня есть вопрос по поводу памяти.

- Какой?

- Ну… как можно восстановить воспоминания? Особенно те, что действительно важны. И я не имею в виду какую-то одну или две детали, а всю картину в целом. Возможно ли помнить событие абсолютно по-другому, не так, как было на самом деле, ну, скажем, после нескольких лет, может, больше?

- Память, так? – Какаши перелистнул страницу, хотя не похоже, что его единственный видящий глаз бегал по строчкам на ней; он просто не шевелился. – Позволь мне спросить тебя. Где ты был в 2001 году 11 сентября?

- 2001, 11 сентября? Когда рухнули башни-близнецы?

- Да. Где ты был, что ты делал… с кем ты это делал… что ты ел, ну и все такое.

Наруто залился краской после вопроса «с кем…», но все равно ответил:
- В тот день я был в школе, в читальном зале. Мы смотрели документальный фильм про природу на уроке естествознания, когда по громкоговорителю объявили, что домой мы пойдем раньше обычного. Все были… счастливы. Я не знал, что произошло, пока не пришел домой и пока Ирука не сообщил мне.

Какаши кивнул.
- Да. Воспоминание довольно ясное, так?

- В общем-то, да.

- Знаешь, как называют такие воспоминания?

Наруто задумался на долю секунды.
- Внеконтекстная активация памяти, - ответил он, колеблясь. – Когда из-за шока с точностью запоминаешь любые детали.

- Да, именно так. Хочешь еще кое-что узнать? – улыбнулся Какаши; его глаз весело сверкал. – История, которую ты мне рассказал – полная чушь.

- Что? – вырвалось у Наруто. – Это не так! Я помню абсолютно все, что произошло в тот… в тот день. Все помнят.

- А вот и нет. И если ты помолчишь секундочку, я тебе объясню, почему. – Наруто клацнул зубами, удивленно прикрывая рот. – Молодец. – Голубые глаза недовольно расширились, но он промолчал.

- Месяц спустя после 11 сентября 2001, - сказал Какаши, закрывая книгу и засовывая ее в кожаный кейс, висящий через плечо, - ученые начали исследовать неэтичный подход к памяти. А точнее, внеконтекстную активацию памяти. Ты, как и многие люди, считаешь, что 11.09.01. изменило жизни многих. Из этого можно предположить, что человек помнит любые детали того дня.

- Исследователи решили проверить эту теорию. Они выбрали людей вне зависимости от их возраста, расы, пола, и попросили записать события того дня в мельчайших деталях. Они также попросили их указать такие очевидные вещи, как местоположение, что они ели, где находились, и наравне с этим, – другие детали. Скажем, какая у них была прическа, во что они были одеты, какая была погода, беспокоило их что-то тогда или они радовались чему-то. И если внеконтекстная память действительно работает, они запомнили бы все события того дня.

- Собственно, так и было. Каждый из них детально описал личные воспоминания, и они разошлись по домам. Некоторое время спустя, точнее, по прошествии четырех лет, их попросили прийти опять, чтобы снова подробно расспросить о событиях того дня. И попросили ответить на те же вопросы, что и в 2001 году. Потом ответы сравнили, и знаешь, что произошло?

- Все наверняка совпало.

- А вот и нет. Ответы, абсолютно все ответы, превзошли все ожидания. Если мужчина в 2001 говорил, что возвращался с прогулки со своей собакой, когда увидел новости о произошедшем, то в 2005 он почему-то шел на день рождения своей тетки. Когда исследователи показали людям их ответы на вопросы как 2001, так и 2005 годов, знаешь, что они сделали?

Наруто знал, что ответит неправильно, но молчать тоже было глупо, и он сказал:
- Поняли, что ошиблись?

Какаши улыбнулся еще шире.
- Неа. Они разозлились, даже оскорбились. Как, спрашивается, они могли забыть какие-то события? Это же их память, не чья-то еще. Это ведь был один из ужаснейших моментов их жизни, да и в истории США, и как только посмели ученые сказать им, что они абсолютно все выдумали? Люди обзывали их лжецами и мошенниками, как угодно, лишь бы самим не быть виноватыми. Они четко помнили события того дня, и я даже не сомневаюсь, что они полностью верили в то, что помнили. Но доказательства о том, что они ошибались, очень-очень ошибались, остались.

- Но почему так? – пробубнил Наруто; недоверие прозвучало в его голосе и отразилось на лице. – Как кто-то мог забыть такое?

Какаши вздохнул, улыбка исчезла с его лица.
- Потому что, Наруто, как бы мы не хотели сохранить то или иное воспоминание, оно разрушается. Нет, пожалуй, «разрушается» - не совсем подойдет. Память не может разрушаться. Это больше похоже на… скажем, если сознание – это озеро, то на поверхности воды находятся наши осознанные воспоминания, тогда как то, что под водой – долгосрочная память. Определенные раздражители способны вернуть воспоминание на поверхность, но ты не сможешь вспомнить, лишь желая этого. Попытка вспомнить что-то очень важное в жизни человека требует огромной нагрузки на мозг, так что он непроизвольно создает новые воспоминания, чтобы облегчить себе задачу. День, когда президентом станет черный или даже женщина, люди запомнят в мельчайших деталях, где они были, что делали, и будут помнить даже неделю спустя. А вот лет через десять…- Какаши пожал плечами.

Он замолчал, заметив, что Наруто перестал смотреть ему в глаза. Блондин ковырял ногой землю, его плечи тряслись, кулаки сжимались. Какаши было любопытно, что же произошло, но не настолько, чтобы спросить напрямую, так что он просто похлопал его по плечу.
- Лучше не думать о таком на трезвую голову, - посоветовал он. – Слишком депрессивно. Такой разговор отлично подойдет после часа-двух в баре. – Эти слова вызвали небольшую улыбку на лице Наруто, и Какаши улыбнулся ему в ответ. – Мы обсудим это более детально на парах. Попытайся посетить их, а я постараюсь внести исследования 11.09.01 в темы лекций.

Наруто шире улыбнулся в ответ, Какаши кивнул ему и после стандартного:
- Увидимся, - опять начал рыться в кейсе в поисках книги, чтобы с головой уйти в чтение.

И как солдат, получивший пулю прямо в сердце, улыбка сползла с лица Наруто за считанные секунды, беспокойство поселилось на его лице, и ужасная опустошающая боль в желудке, сжигающая изнутри, подтолкнула его к грани безумия.

Примечание автора:
«Такой эксперимент действительно проводили; мы изучали это в колледже».

@темы: фанфики, яой, Саске|Наруто

URL
Комментарии
2011-04-26 в 12:45 

Reika Madhet Karsa
Если ты любишь, значит - живешь...
Своеобразно, но лучше спрятать под кат...

2011-04-26 в 16:08 

$ Keko - san $
Когда я хорошая, я очень-очень хорошая, но когда я плохая, я еще лучше!(с)Я создана из ласки, слёз, любви и ненависти, счастья и печали, из боли и блаженства, из крика и улыбки…(с)
Reika Madhet Karsa
спасибо) вчера слишком устала чтобы это сделать)
читала (л) нэ?

URL
2011-04-26 в 16:26 

Reika Madhet Karsa
Если ты любишь, значит - живешь...
$ Keko - san $ эту часть да, читала.. а вообще не поклонник Наруто...

2011-04-26 в 17:09 

$ Keko - san $
Когда я хорошая, я очень-очень хорошая, но когда я плохая, я еще лучше!(с)Я создана из ласки, слёз, любви и ненависти, счастья и печали, из боли и блаженства, из крика и улыбки…(с)
Reika Madhet Karsa
хм... странно это слышать) чем Нару то не угодил?

URL
2011-04-26 в 18:42 

Reika Madhet Karsa
Если ты любишь, значит - живешь...
$ Keko - san $ сложно объяснить... это скорее личное... уж больно много о нем всего, а я как бы не очень воспринимаю то, что становится слишком популярным... да и вообще, скажем так: не сносит крышу от просмотра подобного произведения...

2011-04-26 в 19:09 

$ Keko - san $
Когда я хорошая, я очень-очень хорошая, но когда я плохая, я еще лучше!(с)Я создана из ласки, слёз, любви и ненависти, счастья и печали, из боли и блаженства, из крика и улыбки…(с)
Reika Madhet Karsa
ну вполне понятно...
не поклонник так не поклонник, кто я такая чтобы осуждать)
я особо уважаю мнение и предпочтение любого человека)
Рада что зашла на мой днев) И спасибо)

URL
   

главная